Boris's Story

Story posted on April 10, 2009 at 5:12 PM

Сначала несколько слов о себе. Я родился в 1938г., вырос и жил на Украине в г. Днепропетровске. Здесь я окончил школу, здесь я окончил в 1960г. Днепропетровский институт инженеров ж.д. транспорта, факультет Промышленное и гражданское строительство. После 3-х лет работы в Карагандинском отд. ГИПРОМЕЗ, в 1963г. вернулся в Днепропетровск и в Приднепровском Промстройпроекте прошёл путь от инженера до руководителя группы (проектировал крупные промышленные объекты доменные печи, прокатные станы, аглофабрики и т.п.) Затем споткнулся в должностном росте из-за национальности. И в 1976г. перешёл работать в ГПИ “Днепрогражданпроект” на должность главного конструктора проекта, а затем главного конструктора интитута. Проработал здесь 23 года, до своей эмиграции в США в 1999г. Здесь же стал Лауреатом Государственной премии в 1990г.

По приезде в Нью-Йорк начал изучать английский язык, историю еврейского народа, религию. Стал посещать синагогу.

Через 2 года после приезда 09.11.01 в 8.00 я пришёл домой после молитвы в синагоге. Жена в ужасе встретила меня рассказами о том, что происходит в Манхэттене с World Trade Center. Работает телевизор, показывая бесплатный канал американского телевидения (мы смотрим) и работает русское радио - “Народная волна” (мы слушаем). По русскому радио мы слушали репортаж на понятном нам языке. А на экране телевизора мы смотрим картинку с репортажем на английском, который мы ещё практически полностью не понимаем. Диктор радио просит позвонить на студию всех очевидцев и участников происходящего возле World Trade Center и рассказать о том, что происходит, что видят и что ощущают.  Горела одна башня... Я быстро разобрался в происходящем... Я ведь проектировщик, хоть и бывший.

Горела одна Башня... Я решительно отверг мнение жены о том, что самолёт врезался в здание, как невероятное (я знал, что здания и сооружения с одной стороны, а самолёты с другой стороны имеют ряд защитных мероприятий, исключающих столкновение самолётов со зданиями или делающими их чрезвычайно маловероятными). Но каково было моё удивление, когда на моих глазах другой самолёт врезался в другую башню.

Тогда я понял, что это теракт и надо думать о спасении...

Каждое здание имело 3 зоны, где находились люди.

I зона – этажи, в которые врезались самолёты. Люди, которые находились в этой зоне, сразу погибли от удара самолёта или в огне заживо и им, к сожалению, не помочь. Конечно, если бы была система автоматического пожаротушения... Но, к сожалению, здание не было оборудовано таковой, по всей очевидности.

II зона – все этажи ниже 1 зоны. Люди, которые находились в этой зоне, должны были спасаться самостоятельно по лестницам (лифты должны были быть отключёнными вместе с отключением электроснабжения, в целях недопущения развития опасных процессов, усугубляющих пожар). Ничто не мешало им это сделать! Я знал по своему проектному опыту, что количество лестничных клеток и ширина лестничных маршей в них при проектировании рассчитываются из условия обеспечения эвакуации всех людей* (*- см. в конце)  в течение времени огнестойкости здания** (**- см. в конце). Время эвакуации людей и время огнестойкости здания должны быть одинаковыми. Отсюда рассчитывают ширину и количество лестничных маршей.

III зона – часть здания которая находилась выше этажей, в которые врезались самолёты.

Люди в этой зоне были в самом плачевном состоянии, т.к. были живы и находились в мешке. Ситуация у них была безвыходная. Я представлял себе их агонию, душераздирающие истерические крики... Кто мог им помочь...?  Что могли они сделать? Что могли сделать спасатели? Их могли снять вертолётами с крыши... Но там был такой дым... такой дым...!  Я это всё понимал и лихорадочно думал как им помочь. Я перебирал в уме разные варианты и сам отвергал их как не реальные... Я был в шоке...

И в это время камера оператора ТV показала, как ко входу в БАШНИ подъезжают пожарные машины и пожарные выскакивают из них и бегут к горящим зданиям и скрываются в них... Моему удивлению не было предела..!  С одной стороны они действовали как обычно, так как  им положено. Но с другой стороны..., в данной ситуации..., что они могут там сделать...? Я не знал точно, т.к. не знал конструкций зданий, но я предполагал, что через 1-1,5 час. после начала возгорания выйдет время предела огнестойкости и здания рухнут***(***- см. в конце). Значит за этот 1-1,5 час после начала возгорания пожарные должны получить сигнал о пожаре, прибыть на место пожара, подняться пешком на место пожара, потушить пожар и, если - нет, то иметь ещё время спуститься пешком вниз и отбежать на безопасное расстояние от падающего здания. Конечно, решил я, пожарники ничего результативного, в смысле тушения огня, не могут сделать. Они просто шли на смерть...! Более того, пожарники, поднимаясь наверх, использовали те же лестничные марши по которым спускались люди, шла эвакуация людей. Они препятствовали эвакуации людей...! Сколько бы людей ещё смогло спастись...! А ведь эти люди, отдавая естественную дань уважения к пожарным, уступали им дорогу, стояли и ждали, пропуская их наверх. 

Это была большая трагическая ошибка.  И я был её свидетелем. Я не знал как остановить их. Ужас охватил меня. Я не знал что делать. Я не знал административного устройства. К кому обращаться? Как сказать? Дело осложнялось тем, что я не знал английского языка. И слушая Русское радио, мне пришла мысль попробовать попросит помощи у ведущей радио в эфире связаться с теми, кто может остановить пожарников. И этим спасти сотни, а может и тысячи людей. Я набрал телефон Русского Радио. К счастью меня сразу впустили в эфир. Но я успел только сказать, что через 1-1,5 час. после начала возгорания (т.е. скоро здания рухнут) как меня тут же отключили от эфира сказав на прощание в эфире для слушателей радио, не для меня: “ Они там знают, что делают!” И меня до сих пор гложет мысль о невинных жертвах, что я ничего не смог сделать для их спасения. Я снова и снова возвращаюсь к тем минутам, мысленно перебирая те события и думаю:
- почему при проектировании в зданиях не установили автоматическое пожаротушение;
- почему пожарники не имеют заранее заготовленный, составленный без суеты, второпях, разработанный в мирных условиях файл на каждое здание с учётом его особенностей, с возможными вариантами пожара и схемами действий пожарных по тушению пожара;
почему во время пожара в зданиях WorldTradeCenter вертолет не облетал всё время горящие здания и по громкоговорящей связи не приказывал всем находящимся в здании немедленно покинуть его;
- почему возле здания перед его обрушением в опасной зоне находилось столько людей, и никто их не отогнал от здания;
- почему сам факт обрушения зданий было такой неожиданностью для специалистов пожарных, а не расчётным во времени фактом и прогнозируемым событием с учётом известных им конструктивных особенностей зданий (пусть возможным); специалисты должны были полностью и достаточно точно представлять всю схему развития событий во времени. Их действия должны были быть сообразными этой схеме.
- почему для получения больших денег, зарплаты люди забираются на любые должности и не думая о своём соответствии, а когда отвечать – их нет; и мы не знаем тех, кто действовал непрофессионально,  кто повинен в смерти сотен, а может быть и тысяч людей. Страна должна знать своих “героев”! Это жестоко, очень жестко. Но справедливо. Нельзя допускать, чтобы некомпетентные люди сидели на ответственных постах, а когда наступает эта ответственность (за которую они получают большие деньги) отвечать некому.

Какие уроки извлекли из тех трагических событий, чтобы они не повторились.

Мы иммигранты очень благодарны Америке за всё, что нам сделали, за всё, что мы получили здесь, не ударив палец об палец, не заработав этого. Мы привезли с собой громадный потенциал знаний и опыта. Мы готовы его отдать поделиться на благо Америки. Да, мы не знаем языка этой страны. Нам тяжело общаться. Почему же нельзя с небольшими затратами на переводчика использовать этот опыт и знания? Мы хотим хоть как-то быть полезными в благодарность за всё, что мы получили и продолжаем получать здесь. Ведь это так естественно, рационально, и разумно!

Вот в связи с террористической опасностью я живя в Нью-Йорке вижу дырки в системе защиты города от терактов. Вижу кругом рекомендации: звоните 911, 311. Ну вот я звонил и на своём корявом английском пытался объяснить и с помощью социального работника на хорошем английском... Я звонил и 311, и 911, и в ФБР и в Вашингтон. Я просил всего лишь назначить встречу (аппоинтмент) в присутствии переводчика, чтобы выслушали меня, и я мог показать на дырку в схеме защиты и рассказать о возможном сценарии теракта, Я думал, что это позволит организовать мероприятия, которые сделают этот сценарий не возможным. Но это оказалось никому не нужным. Везде записывали мои координаты, обещали связаться и всё... По сей день..! А я по прежнему хожу по городу и вижу эти незащищённые места. А если террорист их увидит то же...!

И ещё. Посмотрев некоторые материалы в интернете, в которых делаются попытки исказить действительность и доказать всякие надуманные идеи о причинах обрушения зданий, отличные от правды, я как специалист утверждаю что официальная версия о причинах обрушения зданий справедлива. Всё остальное – надумки литераторов, интриганов и возмутителей спокойствия.
 

- при проектировании зданий есть расчётное максимальное количество штатных   работников и максимальное количество посетителей исходя из эксплуатируемых площадей;

- время огнестойкости здания – это время, в течение которого здание должно сохранять свою прочность и эксплоатационную пригодность, продолжать стоять при непосредственном воздействии огня на несущие конструкции. Это время должно быть достаточным, чтобы обеспечить эвакуацию людей (исходя из этого расчитываются ширина лестниц и их количество). Для увеличения этого времени при необходимости в проекте предусматривают специальные мероприятия, например, несущие конструкции здания покрывают защитными слоями штукатурки, бетона или огнезащитными красками, которые при воздействии огня вспучиваются, создавая тепловую защиту для самих конструкций и повышая их огнестойкость. 
- Материал металлических конструкций имеет определённую прочность, в соответствии с которой и рассчитываются все металлоконструкции. При нагревании до 100°С эта прочность изменяется столь незначительно, что эти изменения в расчётах не учитывают. При дальнейшем нагревании (на пути перехода в жидкое состояние) прочность металла конструкций начинает резко уменьшаться и эти изменения влияют на несущую способность. Их учитывают в расчётах.