ОДИН ДЕНЬ ИЗ МОСКОВСКОЙ ЖИЗНИ

Story posted on August 3, 2009 at 5:34 PM

ОДИН ДЕНЬ ИЗ МОСКОВСКОЙ ЖИЗНИ

Отчёт об одном дне
(вторнике 17. 09. 91)
с примечаниями, пояснениями и лирическими отступлениями.

Примечания:

1. Это письмо в 1991 году я отправил своим родственникам (Левитанам), незадолго до того переехавшим из Москвы в Нью-Йорк. На первых порах они испытывали трудности и мне хотелось морально поддержать и х, показать, что и в Москве есть проблемы.

2. Сидит старушка на бульваре на скамейке и кричит: «Насилуют, насилуют!». Прохожие спрашивают – «да кто вас трогает?» Старушка отвечает: «Не мешайте, пожалуйста. Приятно вспомнить.» (сильно небритый анекдот).

Итак, в моём плане на этот день было:

1. «Утром сдать бельё в прачечную».

Вообще-то я хотел сделать это вчера, в понедельник, но там вопреки официальной вывеске висела бумажка, что понедельник – выходной день. Но во вторник я это бельё успешно сдал, и народу было немного, и готово оно будет всего-то через полтора месяца, правда, оно ещё обычно задерживается на пару недель.

2. «Сдать обратно лекарство»

Я это лекарство 16.09.91. с трудом нашел в аптеке. При более тщательном домашнем осмотре оно оказалось с очень уж просроченным сроком годности. Сдача лекарства обошлась на редкость удачно, т.е. почти без споров и нервотрепки.

3. «Отоварить талоны на водку».

Шесть талонов на шесть человек нашей семьи нам ежемесячно выдают в домоуправлении (по месту прописки). Дело в том, что водку мы не пьём, но она является «свободно конвертируемой валютой» и каждый месяц я получаю на 6 талонов 12 бутылок по 0,5 литра по государственной цене. Эта водка является большим подспорьем, т.к. моя пенсия высокооплачиваемого инженера составляет 205 руб. в месяц (по биржевому курсу в настоящее время это составляет примерно 4 или 5 долларов в месяц), а на рынке эти 12 бутылок стоят примерно 300 руб. (правда, продажа их на рынке является спекуляцией и карается по закону). Здесь следует отметить, что при отоваривании талонов надо обязательно сдавать соответствующее количество пустых бутылок, иначе водку не дадут. Поэтому во всё время эпопеи с водкой у меня в руках была авоська с 12-ю пустыми бутылками и с туфлями (см. ниже). А дело в том, что когда в 86-м году была объявлена всеобщая трезвость, то первым делом демонтировали заводы по выпуску бутылок, а имевшиеся запасы водочных бутылок пустили под пресс и в виде стеклянного боя продали, кажется, в ФРГ, и сейчас с бутылками «напряженка».

Сначала я поехал на автобусе в магазин на Проспекте Вернадского, там я записался в очередь под №308, но водку ещё не привозили, и не известно было – привезут ли вообще. Тогда я поехал в другой магазин, около Киевского вокзала, где, по слухам, водку уже продавали. Очередь я занял в 11 часов, но до обеда в час дня мы продвинулись очень мало. Когда магазин закрылся на обед, то оставшаяся очередь переписалась заново (писали чернильным карандашом на ладошке). У меня стал №164 (теперь он уже почти смылся). Я прикинул, что время у меня ещё есть и поехал чинить туфли жены.


4. «Починить туфли».

Дело в том, что уже несколько месяцев жена просит меня сдать эти туфли в починку, но в обувных мастерских нет «красного клея», который приклеивает резиновые набойки к синтетической подошве. 16-го числа прошёл слух, что красный клей появился в мастерской около метро «Добрынинская». И вот я с 12-ю пустыми бутылками и с туфлями туда поехал. Мастерская была закрыта на обед и около неё стояла очередь – небольшая, всего человек 20. Через полчаса мастерская открылась, и я спросил у приёмщицы – можно ли починить эти туфли? Она сказала, что каблуки надо отрезать и прибить новые и это займёт 2 недели. Я занял очередь к ней, но потом решил попытать счастья и попасть к мастеру, который чинит обувь в присутствии клиента – прямо с ноги. Так вот, к этому мастеру (уже в другой очереди) я был всего третьим. Через 40 минут он взял туфли и сказал, что может их починить прямо сейчас. Он их намазал клеем из открытой банки, но клей был вовсе не красный, а серый. Я спросил на всякий случай, что будет ли держаться приклеенная резина, ведь клей то не красный? Но выяснилось, что «красный клей» – это просто такое название, а цвет у него именно серый. Не знаю – обманул он меня или нет, но резину он наклеил и взял с меня не очень дорого, т.е. и здесь всё получилось очень удачно. После этого я опять на метро поехал на Киевский вокзал и снова пришёл в водочную очередь. За это время кончился обед, и очередь продвинулась на 27 человек из 163-х, которые были впереди меня.

И здесь хочется отметить интересное явление. Каждый из очереди с удовольствием прошёл бы без очереди, но вы бы видели, с какой ненавистью люди из очереди относились к тем, кто пытался это сделать. Старушку с палочкой и с талоном на 2 бутылки чуть не убили – велели ей принести из дома табуретку и стоять в очереди сидя. Но пойдём дальше. Стоять надо было ещё долго, и я с пятой попытки нашёл поблизости не поломанный телефон – автомат и стал выполнять дальше свою программу:

5. «Позвонить в Райисполком насчёт приватизации квартиры»

Т.е. о передаче жилья в частную собственность тем, кто в нём живёт. Дозвонился примерно с 15-й попытки (долго было занято). Там мне велели подождать ещё месячишко – может быть, за это время что-нибудь прояснится, а пока ничего не известно, хотя закон о приватизации принят уже с полгода назад. Так я и звоню в Райисполком примерно каждые 3 недели. Оставалось, кроме выкупа водки – ещё 2 пункта.

6. «Вечером 17.09.91 в 6:30 перекличка по спискам»

У касс Аэрофлота на Фрунзенской набережной около метро «Парк Культуры». Дело в том, что мы оформляем выезд на ПМЖ в Америку, и за доллары билеты можно купить довольно легко и быстро. Но ведь долларов у нас нет. Кроме того, ещё не известно – можно ли уже иметь доллары на руках или за это по-прежнему полагается многолетняя отсидка как за валютную махинацию? Поэтому ещё в начале января 91-го года мы записались в очередь на покупку билетов на рейсы Аэрофлота за границу (в нашем случае в Нью-Йорк) за рубли. Имеется толстый журнал, наша семья была в него внесена под № 4322. Каждую неделю два раза (по вторникам и пятницам) производилась перекличка. При этом уже купившие билеты или не явившиеся на перекличку вычёркивались из журнала и оставшимся присваивались новые номера. Таким образом, к 14 августа наш № стал 2042. Всё шло страшно медленно, но шло. А потом разразилась катастрофа: Аэрофлот решил обслуживать только тех, кто едет в гости; те же, кто уезжает насовсем, на постоянное место жительства (в паспортах имеется отметка – едет ли человек в гости или
на ПМЖ), были преданы анафеме и Аэрофлот отказался иметь с ними дело. По нашему журналу переклички прекратились. Те, кто едет в гости, стали ездить на перекличку и для занесения в компьютер к кассам Аэрофлота на станции метро «Бабушкинская» – по Енисейской улице. Те, кто уезжает насовсем – остались беспризорными – им назначили приезжать по вторникам, но уже второй месяц никто с журналом не являлся, и перекличек больше не было. Так вот, во вторник 17.09.91. я должен был на всякий случай, для очистки совести, явиться на перекличку – вдруг она всё же состоится; но получалось так, что если я буду стоять за водкой, то на перекличку не попаду. Пришлось мне звонить жене на работу, чтобы она меня заменила в очереди за водкой. Жена приехала к 6 часам и я поставил её в очередь вместо себя (в семь часов она водку, наконец, получила), а сам побежал на метро и поспел вовремя к 6:30 на Фрунзенскую набережную. Но там вся громадная толпа отъезжающих на ПМЖ проторчала 2 часа напрасно – никто с журналом не появился и переклички не было. Потом кто-то сказал, что, возможно, перекличка будет завтра – в среду 18.09.91., и все разошлись. 

Оставался последний пункт программы на 17.09.91.:

7. «Получить в домоуправлении талоны на сахар».

Эти талоны выдают по вторникам до 9 вечера, и я успел ещё зайти в домоуправление. Но оказалось, что жена уже успела до меня зайти туда (с сумками с водкой) и талоны получила. Дело в том, что сахар продают по талонам – по 1,5 кг на человека в месяц. Правда, сахара в магазинах нет и ещё за июль талоны не отоварены, но, тем не менее, сентябрьские получить надо – вдруг сахар появится, и талоны начнут отоваривать. Пока в доме нет ни крошки сахара.

И, наконец, крупная удача сверх программы: после домоуправления я чисто по привычке решил зайти по дороге домой в продовольственный магазин, где утром была громадная очередь за яйцами. Народу в магазине уже почти не было и тут, перед закрытием магазина, вынесли на продажу отбракованные надколотые яйца. Вы не поверите, но я, совсем без очереди, получил 3 десятка яиц. Так и нёс их домой на упаковочной картонке в горизонтальном положении – чтобы не пролились. Дома мы их сразу рассортировали – какие употребить в первую очередь, какие на потом.

Таким образом, в общем, можно считать, что этот день получился на редкость удачным.