Shmaryagu's Story

Story posted on March 13, 2009 at 4:00 AM

Я родился 15 мая 1927 г. в поселке Янов Трембовельского района Тернопольской области в Польше. В это время две сестры моего отца и один брат проживали в Бразилии, в городе Сан-Пауло. В 1938 г. старшая сестра Регина прислала нам документы на иммиграцию в Бразилию. В 1939 г. Красная Армия оккупировала Польшу и нам не разрешили эмигрировать. В 1941 г. нашу территорию оккупировали немцы, мои родители и все родственники погибли в гетто Трембовля, я был в двух гетто, двух лагерях, бежал из лагеря Збаров, скитался год в лесах, был тяжело ранен немцами и, истекая кровью, я ударил ножом немца в шею и еще живу. В 1944 г. (в 17 лет) меня призвали в Красную Армию, я прослужил 13 лет. В 1956 г. во время отпуска я женился, а в 1957 г. подал документы на иммиграцию в Польшу. Два года я боролся за визу, ездил два раза к Польскому консулу в Киев (г-ну Таборискому), он меня успокаивал, но ничего не помог. У моей жены родился сын Алекс, и я прекратил борьбу. В 1968 г. умерла моя жена Рива в возрасте 31 год, и я остался с двумя маленькими детьми и не мог больше бороться. В 1974 г. Красный Крест помог мне найти двух кузенов в США, Айзика и Сема Брандес. В 1975 г. я получил приглашение на иммиграцию в США от Сема Брандеса. Когда я подал документы, моего сына исключили из музыкального училища, и ему угрожал призыв в армию. В течение года несколько раз я получал отказ. Сына я устроил играть в ресторан Карпаты, там он познакомился с офицером военкомата и когда подходил призыв, он перекладывал карточку сына на задний фланг (еще не было компьютеров). В ноябре 1975 г. меня вызвали в областной ОВИР в Ивано-Франковск. Я взял детей, думал, что едем за получением документов. Меня вызвал «майор», посадил за стол и приказал подписать документ, где было указано: «Мы считаем Ваш отъезд нецелесообразным». Я отказался подписать и даже готов был на арест. Я вернулся в Коломию и опять начал писать жалобы в город, область, Киев и Москву. В июне 1976 г. меня вызвали в ОВИР города и показали с рук документ, где было указано, что я могу подать повторное заявление, мне нужно только новое приглашение. Я долго думал и послал телеграмму моему кузену Сему на польском языке с русскими буквами текст: «Тревога. Нужно новое приглашение». В течение двух недель я получил документы, и мне разрешили в сентябре отъезд. 3 октября 1976 г. я и мои дети Алекс и Роза улетели в Рим, а 17 января 1977 г. прибыли в США. Я благодарен моему кузену Сему и его жене Елене за долгую борьбу за мой приезд. Я благодарен Сенату США, которые боролись за список из 70 отказников, где была наша фамилия. Я благодарен Америке, за то, что она открыла двери для меня и моих детей.