ВНУКИ НЕ ВИДЕЛИ ДЕДА – ПОГИБ НА ВОЙНЕ

Story posted on March 13, 2009 at 4:00 AM

В 1946 году я закончил 10-й класс 2-й средней школы города Борисова, что в Белоруссии, и поступил на механический факультет Белорусского Политехнического института. В те годы много борисовских студентов училось в Минске, на выходные дни мы ездили ”домой”, запасались продуктами: картошкой, салом, яичками и др., немного деньгами, за счет этого жили следующую неделю. Ведь стипендии были крохотные, продуктовые карточки– символичными. Ездили в пригородном поезде, здесь мы знакомились друг с другом. В поезде весной 1950 года познакомился со своей будущей женой – Дорой Розовской. Она была студенткой Минской зубоврачебной школы (МЗШ). Это была спокойная, симпатичная девушка, скромно, но со вкусом одетая. Скоро я узнал, что живет она с мамой – Рахилью, папа Лазарь погиб на фронте, а в Минске она живет у дяди, брата отца. Дядя все годы провел на   фроте, был военным врачом, остался жив, и племянница жила у него, так как маме трудно было содержать ее в Минске, зарабатывала она мало. И в МЗШ она пошла потому, что срок обучения там был всего три года, а не пять, как в других вузах. Наша любовь развивалась стремительно, летом 1951года я закончил институт, получил назначение в Воронеж, куда уехал на работу в начале августа, а в ноябре Дора приехала ко мне в Воронеж и мы сыграли свадьбу. После этого она вернулась в Минск, летом 1952 года закончила МЗШ и приехала в Воронеж. К осени стало ясно, что у нас ожидается наследник, и нам дали комнату площадью 12 кв. метров в трехкомнатной квартире. До этого мы снимали комнату на частной квартире. В январе 1953года у нас родился сын, и мы назвали его в честь деда – Дориного папы – Леонидом. Так мы впервые вспомнили погибшего папу, тестя, дедушку. Я до сих пор пытаюсь понять, почему так произошло, почему в послевоенные годы мало говорили о погибших на войне, в гетто, побывавших в плену, вообще о войне. Ведь погибшие отдали свою жизнь за Победу и заслуживали доброй Памяти о себе. Этот феномен еще ждет своего осмысления. То, что касается побывавших в плену, то здесь все ясно. Их ведь с Запада сразу везли на Дальний Восток и в Сибирь. Итак, и наша семья стала жертвой общего невнимания к участникам войны и к погибшим на войне, хотя первые годы жизни в Воронеже были трудными в материальном отношении, были тяжелые квартирные условия – трое на 12кв. метрах. Так что было не до воспоминаний. Я был конструктором кузнечно-прессового оборудования, ведущим конструктором, начальником конструкторского отдела автоматов в Специальном конструкторском бюро, и только в 1968 году, работая в Экспериментальном НИИ кузнечно-прессового машиностроения защитил диссертацию на звание кандидата технических наук, после чего материально мы почувствовали себя уверенней. Прошло еще несколько лет, пока Рахиль, выйдя на пенсию,  приехала жить к нам в Воронеж и на этом этапе я смог получить доступ к сохранившимся у нее документам. То, что мы узнали, побудило нас к дальнейшим действиям, о чем рассказ ниже. Лазарь был 1898 года рождения, поэтому его сразу не призвали в армию. Вообще то в приграничных округах в июне 1941года призывали много возрастов. Так, мой отец был 1902 года, и его призвали 23 июня 1941 года, но, видимо призыв 23 июня и в последующие дни касался военнообязанных только до 1900 года рождения. Лазарь вместе с женой и дочерью (моей будущей женой) 24 июня пешком ушли из Борисова, дошли почти до Смоленска, здесь сели в товарный поезд, на котором доехали до Куйбышева (нынешней Самары), где их посадили в другой поезд и отправили в Казахстан, в город Чимкент. Из эвакопункта Чимкента их отвезли в село Ванновка, Тюлькубасского района Южно-Казахской области. Они попали сюда в конце августа 1941года. Все это называлось эвакуацией, В Ванновке жили в основном ссыльные, жертвы сталинских репрессий. Лазарь сразу стал здесь работать, проработал почти год, в начале сентября 1942 года его призвали в армию. Ему было 44 года, он  был сильно близорук, но армии требовались солдаты. Представим себе сугубо гражданского человека указанного возраста, вдруг оторванного от семьи. Это была трагедия миллионов советских семей, вдруг разобщенных, так как все понимали, что Родину надо защищать, но теперь то мы знаем, что миллионы советских людей погибли напрасно, что ошибки и преступления Сталина были тому причиной. Что оставалось делать простому солдату, который любил жену, дочь, но вынужден уйти на войну. Он писал письма, из которых видно как он скучал, как мучила его мысль, что он оставил их в крайне тяжелом материальном положении. Первое письмо Рахили и Доре он написал 11сентября 1942 года, последнее–12 января 1943 года. За 4 месяца, это срок его пребывания в армии и на войне, он написал 31 письмо. Заметим, что все письма Рахиль сохранила (они сохраняются нами до сих пор). При этом учтем, что и писать то Лазарю не на чем было. Одно письмо написано на заглавном листе книги ”История античного общества”, изданной в Ленинграде в 1936 году, остальные – на обойной или оберточной бумаге. В нескольких письмах он просит вкладывать в конверт к нему листки бумаги и конверт для обратного письма. Все письма просмотрены цензурой. Во всех письмах вопросы о самочувствии, просьбы писать ему чаще, вопросы: есть ли хлеб и картошка, есть ли деньги, что с одеждой, как Дора учится, приветы родным, знакомым, хозяевам, где снимали квартиру, соседям. О себе, что все хорошо, настроение бодрое, одет хорошо, кормят нормально. Письма позволяют проследить его путь на фронт: Тюлькубасс, Джамбул, Семипалатинск, Барнаул, Новосибирск, Омск, Петропавловск. Здесь 20 сентября их часть сняли с эшелона и отправили на уборочную. Имелось ввиду, что они будут убирать урожай 10 дней, но в ту осень в Сибири шли продолжительные затяжные дожди и они пробыли на уборке больше месяца, до 25 октября. Урожай, конечно, нужно было убирать, но их – солдат необученных ведь надо было готовить к боям на передовой. 26 октября в Петропавловске он был направлен на курсы младшего комсостава. Имелось ввиду, что обучать их будут 3 месяца, но уже 4 ноября он пишет из Кургана, что их отправили дальше на Запад. Затем они проследовали Челябинск, Златоуст, Уфу, Сызрань. 9 ноября он пишет из Пензы: ”Едем на фронт (далее зачеркнуто цензурой). Смотрите не волнуйтесь, все переживем, вернусь с победой.” Через три дня эшелон при был в ...область, какую – цензура тщательно вычеркивает и адрес его становиться: 2190 Полевая почта, часть 418. И дальше все больше о приближении к фронту. 22 ноября он пишет: ”Нахожусь по дороге на фронт”. В письме от 27 ноября: ”Уже скоро будем на фронте. Нужно надеяться, что вернусь победителем и живым”. 28 ноября: ”Настроение бодрое. Пространство между нами и фронтом все ссужается. Все ближе чувствуется горячее дыхание войны”. 29 ноября письмо отправлено со стации Гвазда Воронежской области. 6 декабря Лазарь пишет, что они прибыли к месту назначения. Номер полевой почты не изменился, номер части – другой, 447. Потом были письма от 8, 10, 12 декабря, в этом письме Лазарь пишет, что находится в Воронежской области (цензура пропустила). Далее было письмо от 14 декабря, а потом большой перерыв. Следующее письмо от 3 января 1943года, он поздравляет Рахиль и Дору с Новым Годом и пишет, что “две недели вам не писал, некогда было. Вы, наверное, следили за последними событиями на фронте, тогда вам ясно будет, почему не писал”. Это было время, когда заканчивалось окружение и разгром фашистских войск под Сталинградом. Куда была брошена часть, в которой служил Лазарь, трудно сказать, хотя как показали последующие события, он был среди тех, кого бросили вперед, на запад. 12 января 1943 года он оправил очередное письмо, пишет, что получил от Рахили и Доры письмо от 30 ноября 1942 года, что они не могут представить себе его радость получить письмо во фронтовой обстановке... Больше писем от него не было. В конце февраля 1943 года Рахиль получила открытку с текстом: ”Вашего мужа нет, он погиб”. Открытка отправлена из Тюлькубасса. То ли это раненый солдат вернулся домой, то ли этот человек получил известие с фронта – Рахиль почему-то не стала узнавать. В конце марта 1943 года она получила письмо от 21 марта от группы солдат, где они пишут, что Лазарь погиб под Старобельском 17 января 1943года при защите нашей Родины. А в конце декабря 1943 года была получена так наз. Похоронка – извещение, что “Розовский Лазарь Нохимович...в боях за социалистическую Родину, верный военной присяге, проявив геройство и мужество, погиб 5 января 1943года. Похоронен в гор. Чертково, Ростовской обл. Настоящее извещение является документом для возбуждения ходатайства о пенсии (приказ НКО СССР №220)...” Извещение Рахиль отдала в собес, себе оставила незаверенную копию. В 70-е годы мы решили заняться поиском места захоронения Лазаря. Так как последнее письмо от него было от 12 января 1943года, мы поверили письму солдат, которые сообщили, что он погиб 17 января под Старобельском и обратились туда с соответствующим запросом. Естественно там Лазарь нигде не значился. Обратились в Чертково, но и там потребовали документы. Мы обратились в Центральный архив Министерства обороны и получили оттуда подтверждение данным, приведенным в Извещении. Это письмо было направлено в Ростовский облвоенкомат, оттуда указание было направлено в Чертково – райвоенкому. Райвоенком дал поручение Чертковскому поселковому совету, который письмом от 21 марта 1986 года сообщил, что “...Розовский Л.Н.внесен в списки захороненных в поселке Чертково Ростовской области. Его имя высечено на мемориальной доске братской могилы на площади Победы”. Это случилось более чем через 40 лет после его гибели. В 1970 году сын не смог поступить в МГУ и это оставило отпечаток на годы. В 1991году он поехал к друзьям в Америку в гости и остался здесь. Как ученый получил гринкарту (он – кандидат технических наук), после чего вызвал нас сюда. А еще через 5 лет мы уехали в Америку и в декабре 1996 года прочли в “Новом русском слове“ статью Михаила Эдидовича” Сыновий долг”, из которой узнали, что издается “Книга памяти воинов-евреев, павших в боях с нацизмом. 1941-1945”. Мы направили письмо Центрального архива МО СССР по указанному адресу, и Лазарь включен в 3-й том Книги памяти. Рахиль умерла в 2001году в возрасте 99 лет, у меня с Дорой двое детей – Леонид и Марина и 5 внуков, т.е. у Лазаря два внука, которые уже cтарше его, и 5 правнуков; зятя, внуков и правнуков он так и не увидел. Сын и дочь работают в солидных кампаниях, так же жена сына и муж дочери. У них свои дома, по две машины в каждой семье. Внуки учаться в школе и Мерилендском университете. Я с женой получаем SSI, я занимаюсь литературным творчеством. Опубликовал статьи о Николае Гумилеве, Марине Цветаевой, Лидии Чуковской, Варламе Шаламове, Евгении Гинзбург, Борисе Ванникове, Исааке Бабеле, Римме Казаковой, Вере Пановой, Климе Ворошилове, Сталине, Всеволоде Мейерхольде, Якове Крейзере, Оскаре Шиндлере и Праведниках Народов Мира, Ариэле Шароне, войне Судного дня, рецензии на книги и т.д.